Как мечта помогла абаканской школьнице победить рак

«В моём случае год за два» – крылатая фраза нашла воплощение в жизни 19-летней Ангелины.

«В моём случае год за два» – крылатая фраза нашла воплощение в жизни 19-летней Ангелины. Реально ли свыкнуться с мыслью, что каждый день может оказаться последним? Откуда брать силы для борьбы со страшной болезнью? Эта история – о девушке с твёрдым духом, безграничной тягой к жизни и любовью к театру.

Я ненадолго приехала в родной город, чтобы повидать близкого мне человека – подругу Ангелину. Мы сидим в уютном кафе, за столиком возле окна.

Лина делает глоток американо. Крепкий кофе помогает ей взбодриться после нескольких часов театральных репетиций.

«Да вы занятой человек!» – иронично улыбаюсь я, размешивая корицу в латте (столь разные вкусы не мешают нам находить общие темы для обсуждения) и слушая рассказ о прошедшем мероприятии с участием подруги.

«Беру пример с вас, – подыгрывает Ангелина, чуть наклоняясь вперёд – ведь мы собрались здесь не просто так».

«Именно! Нет желания упускать шанс пообщаться с будущей великой актрисой, – смеюсь я. – Мы с тобой давно знакомы. Я хочу, чтобы ты рассказала о своём творческом пути, так как некоторые подробности мне неизвестны».

«Ну что ж, берите ручку, записывайте», – в шутливо-пафосной манере произносит Лина в тот момент, когда официант ставит перед нами десерты.

Маленькая девочка с большими амбициями

Ангелина была чрезвычайно творческим ребёнком. В то время как её сверстники мечтали о новых игрушках и суперспособностях, она думала о сцене.

«Ты помнишь, я отучилась в музыкальной школе на скрипку. В 7 лет после очередного урока специальности услышала от педагога, что музыкантом мне не быть. Это меня нисколько не задело, лишь укрепило уверенность в том, что музыка – не то, что мне действительно нужно. Как раз в тот день, по пути в музыкальную школу, я наткнулась на объявление о наборе детей в театральную студию “Орфей” при АДМ и поняла – это Судьба. Уже на следующий день в сопровождении мамы я появилась на пороге “Орфея”. Педагоги сразу отметили мою артистичность. И я стала звездой местного масштаба».

«Да Вы, Ангелина Владимировна, поймали звёздную болезнь?» – подшучиваю над подругой, зная, что она не обидится.

«Ну, конечно же. Куда же российский театр без меня? Кому, как не мне, зрители будут аплодировать и вручать шикарные букеты?» – смеётся Ангелина.

В возрасте 9 лет Лина уже могла похвастаться успехами в актёрском мастерстве: она приняла участие в спектакле по мотивам пьесы Драгунского «Большая меховая папа», а с 11 лет неоднократно становилась ведущей различных городских мероприятий (концертов, соревнований, ёлки мэра).

С тех самых пор Ангелина не представляла жизни без театра, который стал для неё вторым домом. Но в 2016 году жизнь её круто изменилась, оставив театральные постановки и репетиции в прошлом на три долгих продолжительных года.

«Лейкоз – не приговор»

В феврале 2016 года Ангелина впервые почувствовала недомогание.

«В один момент я ощутила полный упадок сил. Мне постоянно хотелось спать, болела голова, а температура была просто высоченная! Но, несмотря на плохое самочувствие, я продолжала ходить на репетиции, ведь просто не могла подвести любимый коллектив. Но последствия, на самом деле, были плачевными: я, можно сказать, ходила по лезвию ножа»…

Когда организм уже перестал бороться, Ангелину в полуобморочном состоянии привезли в больницу. Местные врачи помочь не смогли. Её родители приняли решение ехать в Красноярск.

Хотелось бы мне в тот момент быть рядом, но всё, что я могу – слушать и искренне сочувствовать. Каково 12-летней девочке узнать о таком страшном заболевании?

«О своём диагнозе я узнала не сразу, – делится воспоминаниями Ангелина, как будто почувствовав ход моих мыслей, нервно помешивая остывающий напиток. – Наивно полагала, что подхватила какой-нибудь вирус. Но дни в больнице складывались в недели, недели – в месяцы, и я поняла: со мной произошло что-то серьёзное. Помню, как мама села напротив меня и обняла со словами: «Линочка, у тебя лейкоз. Это болезнь, при которой у человека слабеет иммунитет из-за того, что в организме активизируются вредные клетки. Не переживай. Я с тобой. Лейкоз – не приговор. Мы со всем справимся».

И вот я в один момент словно выпала из социума. Моими лучшими друзьями стали книги. Они помогали отвлечься, ненадолго забыть о болезни. Такой вымышленный мирок, где ты как бы сторонний наблюдатель».

С того дня почти всё своё время Ангелина проводила в онкологическом отделении, проходя курсы химиотерапии, соблюдая строгую диету.

«Я прекрасно понимала: лечение пройдёт максимально успешно лишь в том случае, если чётко следовать инструкциям. Это было тяжело, но, слава богу, рядом со мной были близкие… Отдельное спасибо хочется сказать маме. Я реально ей восхищаюсь. Она меня буквально на руках носила, хотя ты видела её: хрупкая, худенькая женщина…»

В тот момент я поняла, почему Ангелина так обожает литературу, в частности книги Э.М. Ремарка, ведь его герои – бойцы, идущие к своей цели несмотря ни на что.

«Я, кажется, победила»

Помимо друзей и родственников, частым гостем Ангелины стал педагог театральной студии. «Наталья Александровна Мишакова – моя вечная любовь, – с теплотой вспоминает Ангелина. – Она приезжала ко мне в Красноярск, занималась со мной по видеосвязи. Во время этих уроков у меня как будто открывалось второе дыхание, а Наталья Александровна шутила: “Если гора не идёт к Магомету, значит Магомет идёт к горе”».

Не остались в стороне и «коллеги по цеху». Ребята из студии рисовали для Ангелины открытки и писали милые записки, а педагог привозила их в больницу, понимая, как важно ученице знать, что её помнят и ждут.

Долгие месяцы борьбы с болезнью принесли свои плоды: в 2019 году Ангелина услышала от врачей заветные слова: «Поздравляем, у вас ремиссия».

«Конечно, впереди ждал ещё курс терапии, но жизнь постепенно начала входить в нормальное русло. Было крайне непривычно оказаться дома, без постоянного контроля врачей, и всё же я с облегчением думала: я, кажется, победила…»

Когда спустя 3 года Ангелина впервые переступила порог театральной студии, она поняла: всё придётся начинать сначала.

«За время моего отсутствия многое изменилось: студия “Орфей” отделилась от Дворца молодёжи, став самостоятельным учреждением. Но главное – состав моей группы полностью обновился!»

Трудно представить эмоции человека, который осознаёт, что никто в коллективе тебя не знает, не видел тебя настоящую: прорывную, жизнерадостную, готовую сыграть любую роль. Перед собой они видят худенькую девочку со стрижкой-ёжиком и испуганным взглядом.

А тут ещё в голове крутится навязчивая мысль: «Кто все эти люди? И как мне теперь влиться в коллектив?»

Шоковая терапия

Кардинальные изменения заметил лишь один человек – педагог Ангелины. Наталья Александровна, глядя на зажатую ученицу, относилась к ней с пониманием, но прекрасно осознавала, что девочке нужна помощь. В приватной беседе педагог рассказал мне, что, увидев Лину на сцене, просто её не узнала. От былой артистичности практически ничего не осталось. Она как будто отгородилась от мира. И Наталья Александровна решила: Ангелине необходима сцена и хорошая встряска.

План, который педагог внедрила в жизнь, был своеобразным, но сработал на все 100. Она предложила Ангелине роль оторвы Бэтси в спектакле-антиутопии «Перегрызи поводок, друг».

«Первое время было реально тяжко, даже как-то страшновато. Мало того, что образ совершенно не соответствовал привычной мне линии поведения, так ещё и собаку играть заставили, представляешь! Но именно в процессе игры в голове щёлкнуло: я же не какая-то запуганная девочка! Я – звезда!» – Лина вскинула руки и задрала подбородок вверх, вызывая этим жестом улыбку на моём лице.

Ангелина «ломала» себя каждый день, и шоковая терапия подействовала: постепенно подруга влилась в коллектив, обрела новую компанию друзей. И с 2019 года жизнь Ангелины заиграла новыми красками: в составе театральной группы она ездила с выступлениями по городам России. Чего только стоит конкурс в Барнауле!

Останавливаться на достигнутом Лина не хотела, да и как сидеть на месте, когда энергия переполняет… За неделю Ангелина с лучшей подругой подготовили номер, днюя и ночуя в студии, и рванули на прослушивания в Красноярский ТЮЗ.

Помимо массы впечатлений от театральных проб, искательницы приключений получили приятный бонус в виде встречи с российским актёром театра и кино Владимиром Машковым.

«Мы тогда под дождь попали и сидели на лавочке перед ТЮЗом. Он мимо нас прошёл и посмотрел как на не совсем адекватных людей, – хохочет Ангелина. – Но я считаю, что это судьба, подтверждение того, что театр – моё всё».

Жизнь вновь раскололась на «до» и «после»

Весной 2022 года в преддверии экзаменов Ангелина вновь почувствовала себя плохо. На этот раз дискомфорт приносила неутихающая боль в ноге. Помня печальный опыт прошлых лет, родители девушки поспешили обратиться в больницу. После обследования врачи вынесли вердикт: необходима дополнительная диагностика в московской клинике с последующим хирургическим вмешательством.

Подруга рассказала мне тогда о предстоящей поездке, но я и представить не могла всю серьёзность ситуации. Я жалею, что не стала той поддержкой, в которой Лина нуждалась.

«Хорошо помню своё состояние. Честно говоря, в тот момент, как ни странно, я уже была абсолютно спокойна, готовая ко всему… По крайней мере так мне тогда казалось».

Изначально хирурги предполагали наличие у Ангелины доброкачественной опухоли, но во время операции выяснилось, что она злокачественная.

«Хирурги повредили нерв, из-за чего нога потеряла чувствительность. А после моя жизнь разделилась на “до” и “после”. Знаешь это чувство, когда внутри что-то ломается и в душе появляется пустота? Мой лечащий врач сказал, что, скорее всего, я останусь инвалидом, а об актёрской деятельности придётся забыть…»

Ангелина не привыкла показывать эмоции на людях, поэтому даже после слов хирурга продолжала шутить и улыбаться, параллельно пытаясь заново научиться ходить.

«Но одним вечером, решив принять душ, я упала на кафельный пол и не смогла подняться. От беспомощности я расплакалась, решив, что это финиш. А в голове звучали слова: я никогда не смогу больше играть на сцене… И не хотела в это верить, но факты были налицо. Проверки показали: проходимость нерва нулевая».

Новая надежда

После выписки из больницы Ангелина с матерью остались в Москве ещё на пару недель. Они ежедневно гуляли, посещали скверы и парки. Ангелина вспоминает, что ей было не особо комфортно, но эти походы помогали немного абстрагироваться от проблем. Мы тогда списывались с ней, но я и не знала, что в тот момент в буквальном смысле решалась судьба Лины. В какой-то момент подруга практически смирилась с новым положением. Но и здесь её спас театр…

«Я помню, как во время очередной экскурсии с мамой мы посетили биографический спектакль “С художника спросится”. Это документальное произведение. В тексте, звучащем со сцены, нет ни одного выдуманного слова, все реплики – цитаты из писем, воспоминаний связанных с именем Леопольда Сулержицкого. Видный театральный деятель, режиссер, педагог, он по праву должен бы стоять в одном ряду со Станиславским и Немировичем-Данченко. Без него не было бы ни системы Станиславского, ни Вахтанговской студии. И, представляешь, в тот момент меня осенило: ведь и я могу быть режиссёром! Пусть не на сцене, пусть со стороны, но я смогу дарить любовь к театру людям, показывая своё видение произведений. Тем более мой дебют оказался удачным: спектакль о Борисе Пастернаке, в котором приняли участие ученики “Театра юного актёра” позволил не только вспомнить этого замечательного человека, но и помог его стихотворениям засиять новыми красками. Может быть, это звучит немного пафосно, но благодаря мне те, кто играл в постановке полюбили поэзию Пастернака, в буквальном смысле зачитывались ею».

Тогда Ангелина поняла: нужно бороться. С того дня она начала разрабатывать ногу, делать растяжку. Это, по словам подруги, было тяжело, и никто не давал гарантий на успех. Но чудеса порой случаются: сейчас Ангелина спокойно ходит по квартире, посещает театр, ежедневно гуляет с Фоксом – собакой породы корги и весело проводит время с друзьями.

«Ты знаешь, – задумчиво произносит Ангелина, – а ведь сейчас я понимаю: именно театр и полное принятие ситуации и подарили шанс на исполнение моей мечты».

Учёные университета по изучению раковых клеток утверждают: первые два человека с лейкемией официально признаны полностью излечившимися экспериментальным методом CAR-T-клеточной иммунотерапии. Процедуру им провели десять лет назад. После этого у обоих пациентов раковые клетки исчезли и больше не появлялись. А это значит, что и моя Лина, и многие другие пациенты могут выздороветь навсегда. И ничто не помешает им идти к своей мечте…

Анастасия Виноградская

Ирина Гусева

Последние новости

Центр здоровья приглашает пройти комплексное обследование организма

Изображение предоставлено пресс-службой Минздрава Хакасии Центр здоровья в Республиканской клинической больнице им.

В Хакасии 758 человек за неделю заболели ОРВИ

Об эпидемиологической ситуации по заболеваемости ОРВИ в Республике Хакасия рассказала пресс-служба Роспотребнадзора.

В Хакасии официально стартовали все избирательные кампании

        В Хакасии официально начались все избирательные кампании, назначенные на единый день голосования 8 сентября 2024 года.

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *